Sbornik:K morju (Александр Сергеевич Пушкин, pr. Aquarius)

Iz Medžuviki, svobodnoj encyklopedije
Jump to: navigation, search
Ic attach money 48px.svg
This text is published in Medžuviki library under the terms of fair use.

It is not released under Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 license until its authors will explicitly say so.

⁘ K morju ⁘
rus.: К морю
Avtor: Aleksandr Puškin
Prěvod: Aquarius
Revizija: M. Swat
Doba stvorjenja: 1821


Proščanje Puškina s morjem, obraz iz 1877 goda.

Sbogom, svobodna stihijo!
Naposlědòk prěd mnojų
Ty goniš vòlny azurne,
Blěskaješ krasojų grdojų.

Kako druga roptanje žalostno,
Kako zov jego v proščalnų časinų,
Tvoj mråčny i zòvųći šum
Ja naposlědòk slyšų,
Ględajųći  tvojų glubinų.

Mojej duše granica hćema!
Kako čęsto po bregam tvojim
Brodil ja tihy i nejasny,
Tajemnym zamyslom morimy![1]

Kako ja ljubil tvoje odzyvy,
Azurnoj bezdny gluhy glås,
I mrtvų tišinų v večerny čas,
I vòln nepokorne poryvy!

Skromna loďka rybakov,
Tvojejų voljejų hrånima,
Plyvaje hråbro vsrěd vòln,
Ale tvoj zamysl izmenil sę,
I tone čòln.

Ne smogl navěki ja ostaviti
Toj nemily věčny brěg,
I tebe radostno vitati
I po hrebetam tvojim napraviti
Moj drzky poetičny běg!

Ty čěkal, zval… Ja ne byl volny;
Nadarmo rvala sę duša moja:
Velikojų strasťų očarovany,
Okolo brěgov ostal ja…

Ob čem žaliti? Kųdy by nyně
Mně pųť bezpečny napraviti?
Jedin prědmet v tvojej pustynji
Mně može dušų udiviti.

Jedina skala, mogila slavy…
Tam pogrųžali sę vò hlådny sòn
Vzpomněnja pyšne: Tam nezdråvy
Hvorěl i gasnųl Napoleon.

Tam on umrěl srěd mųčenj  i
Poslě njego, kako  vsrěd burje šumov
Inoj od nas odběgl genij,
Inoj gospodarj naših råzumov.

Izčezl, narěkany svobodojų
Ostavil svět toj pųtovatelj.
Šumi, gněvaj sę nepogodojų:
On byl, o morje, tvoj pěvatelj.

Tvoj obraz byl na nim označeny,
On duhom byl tvojim iztvorjeny
Kako ty glųboki, moćny, mråčny,
I takože nikomu nepodrędny[2]

Svět opustil… Kųdy že nyně
Mene bys vynesl, okeane?
Vsegde jedino: každo blågo
Už ostrěgaje prosvěćenje ili tiran.

Sbogom, morje! Ne zabųdų
Ja tvojej pyšnoj krasy
I na dòlgo slyšati bųdų
Tvoj šum vò večerne časy.

V lesy, v pustynje mòlčalive
Prěnesų, tobojų pòlny,
Skaly tvoje i zalivy,
I blěsk, i těni, i vòlny.


Original[praviti]

Original/Języčna versija (русский)

Прощай, свободная стихия!
В последний раз передо мной
Ты катишь волны голубые
И блещешь гордою красой.

Как друга ропот заунывный,
Как зов его в прощальный час,
Твой грустный шум, твой шум призывный
Услышал я в последний раз.

Моей души предел желанный!
Как часто по брегам твоим
Бродил я тихий и туманный,
Заветным умыслом томим!

Как я любил твои отзывы,
Глухие звуки, бездны глас
И тишину в вечерний час,
И своенравные порывы!

Смиренный парус рыбарей,
Твоею прихотью хранимый,
Скользит отважно средь зыбей:
Но ты взыграл, неодолимый,
И стая тонет кораблей.

Не удалось навек оставить
Мне скучный, неподвижный брег,
Тебя восторгами поздравить
И по хребтам твоим направить
Мой поэтической побег!

Ты ждал, ты звал… я был окован;
Вотще рвалась душа моя:
Могучей страстью очарован,
У берегов остался я…

О чём жалеть? Куда бы ныне
Я путь беспечный устремил?
Один предмет в твоей пустыне
Мою бы душу поразил.

Одна скала, гробница славы…
Там погружались в хладный сон
Воспоминанья величавы:
Там угасал Наполеон.

Там он почил среди мучений.
И вслед за ним, как бури шум,
Другой от нас умчался гений,
Другой властитель наших дум.

Исчез, оплаканный свободой,
Оставя миру свой венец.
Шуми, взволнуйся непогодой:
Он был, о море, твой певец.

Твой образ был на нём означен,
Он духом создан был твоим:
Как ты, могущ, глубок и мрачен,
Как ты, ничем неукротим.

Мир опустел… Теперь куда же
Меня б ты вынес, океан?
Судьба людей повсюду та же:
Где капля блага, там на страже
Уж просвещенье иль тиран.

Прощай же, море! Не забуду
Твоей торжественной красы
И долго, долго слышать буду
Твой гул в вечерние часы.

В леса, в пустыни молчаливы
Перенесу, тобою полн,
Твои скалы, твои заливы,
И блеск, и тень, и говор волн.


Objasnjenja[praviti]

  1. od moriti
  2. nepodrędny = ne- podrędny